Search 1 Billion Names - Newtab2

Lithuanian  Lietuviškai   English  English  
Medieval Lithuania
НАСЛЕДИЕ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЛИТВЫ

 


Витаутас Меркис

Наши соседи белорусы...

       Многие удивились, узнав, что представители Беларуси в ООН распространили декларацию, что Великое Княжество Литовское было белорусским государством, следовательно наследницей ее политического и культурного наследия является современная Республика Беларусь, член Содружества Независимых Государств. Повнимательней познакомившись с развитием этнического менталитета белорусов и постсоветской геополитической констелляцией, эта декларация не является совсем неожиданной и идеологически неподготовленной, по крайней мере в жизни самой Беларуси.
       Исторические отношения Литвы и Беларуси, или литовцев и белорусов, являются очень обширной темой, которая опирается на проблемы наследия Великого Княжества Литовского, балтского субстрата белорусского народа, ассимиляции литовцев и многие другие, среди них и современные государственные. Здесь остановлюсь лишь на одном вопросе конференции, желая показать, как используется случай для распространения белорусских исторических концепций и их интернационализации.
       28 июня – 2 июля текущего [1993] года в Гродне состоялась международная научная конференция «Рим IV». Она была посвящена обсуждению истории национальных и религиозных культур Беларуси, Литвы, Польши и Украины. Кстати, первую конференцию этой серии в 1990 г. организовал Институт польской христианской культуры в Риме, находящийся под опекой папы. После этой, конференции стали проводиться ежегодно, уже состоялись в Люблине (Польша) и Каменце (Западная Украина), в следующем году будет в Литве. В общем участники конференций – историки, филологи и научные сотрудники других близких специальностей – проявили сдержанность и толерантность. Если брать отдельно поляков, то было видно их желание понять концепции других, которые не помещаются в рамки традиционной польской историографии.
       Особенностью гродненской конференции было то, что здесь стал доминировать «белорусский вопрос» – белорусские гуманитарии заглушили гостей численно и демонстрировали плоды менталитета своего общества. Численное доминирование достигалось весьма странным образом: после нескольких докладов, указанных в программе, следовали «запланированные высказывания и дискуссии», указывая фамилии выступающих. С первого взгляда кажется довольно курьезным записаться на дискуссии, когда не знаешь, что будут говорить основные докладчики. Поэтому «запланированные», главным образом белорусы, как говориться, «пели свою песнь» соло. По замыслу организаторов конференции – Гродненского университета, Международной ассоциации белорусов – тексты докладов и «запланированных» докладчиков будут изданы белорусским языком массовым тиражом для «исторического воспитания» общества. Таким образом имя конференции «Рим IV» будет служить увеличению престижа этого издания (и его тезисов).
       Конечно, этим я не хотел бы утверждать, что белорусские доклады вообще были явно выстроены для достижения тенденциозной цели. Совсем нет. Особенно много говорилось о национально-культурном возрождении, региональных особенностях Беларуси. Игорь Ширшов интересно рассуждал об угрозе существованию белорусского народа, когда нынешняя культурная инфраструктура не защищает национальности, а деградация нации в этнос низшего качества совершенно реальна. Народ может спасти лишь слепое сопротивление денационализации под руководством срочно развитого культурного элита – интеллигенции. Развитие национального и гражданского самосознания (ведь Беларусь провозгласила себя независимым государством) теперь является главной заботой белорусской интеллигенции.
       В самой конференции белорусские докладчики свои рефераты демонстративно читали по-белорусски. Конечно, как и следовало ожидать, не каждому удавалось складно. За стенами конференции, в публичных местах самого города – в гостинице, ресторанах, магазинах – ни разу не приходилось слышать белорусскую речь. Тоже самое в Минске и других городах Беларуси.
       Едва ли не самым «патриотичным» был доклад Евгения Ширяева о локализации белорусского народа по данным исторической картографии. Выступающий фрагментарно изложил то, о чем уже писал пару лет назад. Имею в виду его книгу «Беларусь: Русь Белая, Русь Черная и Литва в картах» (Минск: «Навука i тэхнiка», 1991). Введение его книги и упомянутый доклад является проявлением и отражением распространяющихся в Беларуси новых этнополитических аспираций. Прежде всего остановимся у неожиданного разъяснения этнонима литовец. Е. Ширяев и несколько иных участников конференции (на пример, деятель белорусов США Витаут Кипель) считает литовцев (литвинов) синонимом белорусов. Литовское племя (не племена!) некогда якобы занимало большую часть современной Беларуси. Это племя считается не славянским, а балтским. Казалось бы, что подобно пишут и наши археологи и языковеды, хотя они чаще всего склонны отождествлять литовцев с аукштайтами. Интересно то, что теперь белорусы, ища обособления от других славян, признают свой балтский субстрат, так как белорусы («белорусская нация») возникла из-за ассимиляции славян с балтами. Кстати, в советские времена признание балтского субстрата у белорусов считалось вымыслом буржуазных националистов и западных империалистов, предназначенным на разрушение славянского единства. Помню, что даже одна филологическая конференция в Минске была запрещена, когда выяснилось, что возникнут эти вопросы о субстрате. Теперь же широко пропагандируется, что во время ассимиляции славянизированный народ сохранил литовский этноним, и он якобы правильно использовался до самого конца XIX в., когда его присвоили жмудзины, жители современной Литвы.
       Пропагандируя это утверждение, упомянутые белорусские авторы смешивают две совершенно разные категории – этническую и гражданскую. На самом деле граждане Великого Княжества Литовского (ВКЛ) – люди шляхетского и духовного сословий – назывались литовцами, литовским народом (narod litewski). Детерминантом их национальной принадлежности был не столько родной язык, сколько гражданство, а после присоединения к России – историческая государственная традиция. Как известно, значительная часть этого «литовского народа» ополячилась и позже составила не малую часть польского национального меньшинства на территории бывшего ВКЛ. Рядом с «литовским народом» привилегированных сословий жил литовский люд, русский или русинский (позже – белорусский, украинский) люд. До отмены крепостного права этот «люд» были поданными представителей «народа» – дворян. Только национальное возрождение из этих отчужденных между собой «народа» (его части) и «люда» сплавили народ в современном этническом понимании. Об этом я сделал доклад на конференции, но сторонники новой белорусской теории его, кажется, пропустили не услышав, так как позже снова говорили о первых литовцах в Америке, называя их первыми белорусскими эмигрантами.
       ВКЛ якобы было государством белорусов, называемых литвинами (литовцами), а современные литовцы якобы могут претендовать лишь на историю Жемайтии (Жмудзи), автономной части ВКЛ. Государственным языком ВКЛ якобы был старобелорусский (литвинский) язык. Дальнейшее логически связанное утверждение – что Миндаугас, Гедиминас, Альгирдас, Кестутис, Витаутас были белорусскими князьями (как таковые они представляются и в белорусских изданиях, плакатах, открытках). Участник конференции сотрудник Института истории Литвы др. Зигмантас Кяупа в своем докладе и в дискуссиях аргументировано доказывал политический приоритет литовцев в образовании ВКЛ и разъяснял, что в ВКЛ не было государственного языка, в канцелярии великого князя документы писались не только на старобелорусском, но и на латинском (договоры с иностранными государствами, привилегии), немецком (также и акты городских магистратов) языках, а религиозная и пасторацийная литература издавалась на литовском, польском языках.
       Е. Ширяев, якобы стремясь к исторической преемственности, современное название Беларуси предлагает заменить на Литвино-Белорусская Республика или Республика Литво-Беларусь. Как он, так и участник конференции Ян Запрудник (США) полагает, что наше государство следует называть по-славянски не Литва, а Летува, этим якобы можно избежать негативного смешения понятий. Надо добавить, что это помогает понять, почему ныне в белорусской печати, по радио и телевидению (даже в одно время в белорусских радиопередачах Литовского радио) наша республика именуется литовской формой.
       Термин «Литва» оставляя на «восстановление исторической истины», выдвигаются также и белорусские территориальные претензии, которые нарушают теперь установившиеся государственные границы. Несколько лет назад я получил буклет, изданный в США на английском языке «Byelorussia» (издатель – Byelorussian–American Association), в котором есть схематичная карта, причисляющая к Беларуси Вильнюс, Даугавпилс, Псков, Смоленск и Белысток. Участник конференции Александр Белокоз также разъяснял, что он сам слышал около Вильнюса, в латвийской Латгалии, у Смоленска людей, говорящих «по-просту», но они сами не осознают, что говорят по-белорусски и являются белорусами, которых объединив в одно государство, возникло бы белорусское этнополитическое самосознание.
       На самом деле национальные возрождения, как знает история, искали своих этнических границ, хотели познать свою территорию и на этом основании составить национальную программу, для реализации которой ждали подходящего момента. Таким подходящим временем был распад великих империй. В последнее время распад Советского Союза тоже не одному народу создал возможность создать свое государство. Однако нетрудно заметить, что новые белорусские теории связаны не только с белорусским этническим менталитетом, но и с ностальгией о реставрации советской империи. Е. Ширяев в предисловии к своей книге говорит, что побудительным мотивом этому его труду «явились также события, связанные с действиями националистических, экспансионистски настроенных польских и литовских кругов, претендующих на белорусские земли». Казалось бы, словно какие-то агрессоры уже нападают или готовятся напасть на Беларусь и ее поделить. На оборот, далее автор признает, что книга предоставит «объективные» и «обоснованные» данные на тот случай, если понадобилось бы изменить или уточнить современные границы Беларуси (пишется – Белорусской ССР). Обратим внимание, кто выпустил эту книгу. Указанное издательство «Навука i тэхнiка» в Минске принадлежала Академии Наук и Государственному комитету печати, которых в те времена белорусские национальные аспирации не волновали. Кстати, сам автор книги проживает в Москве, работает в Институте геологии и является специалистом по обработке картографических материалов, получаемых из космических спутников, значит – не историк.
       Сама книга издана тиражом даже в 50 тысяч экземпляров и, имея в виду советские темпы, необыкновенно быстро: сдано в набор 22 февраля 1991 г., а 28 марта уже напечатана. И какое это время! Книга готовилась в то же время, как и события 13 января в Вильнюсе, когда между Москвой, Вильнюсом и Шальчининкай разъезжал не устающий эмиссар политбюро Игорь Шенин, когда создавались планы автономии Вильнюсского края или Польской советской республики, когда руководство Белорусской ССР угрожало, что «возвратит себе» в 1939 г. возвращенный Литве Вильнюсский край (словно он когда ни будь принадлежал Беларуси). Очень отчетливо видно, что книга Е. Ширяева предназначена на оправдание этих акций, так как в первую очередь направлена против Литовской Республики, в то время уже заявившей о своей независимости и разрыве связей с Советским Союзом.
       Внимание Е. Ширяева сосредоточено на доказательство белорусскости Восточной Литвы. Он совершенно не признает процесса денационализации литовцев, литовско-белорусского или литовско-польского двуязычия и литовско-белорусско-польского триязычия в этом крае в XIX и в начале XX вв. и охотно пользуется картами царских времен в качестве объективных свидетельств об отдаленнейшей границе славянского элемента. Он не отрицает, что здесь были и поляки, но после II мировой войны они якобы все уехали в Польшу, и поэтому якобы остались одни белорусы. Почему они сейчас называются поляками? Виноваты литовцы. Дело в том, что в 50-х годах литовские власти якобы закрыли все белорусские школы (на самом деле их не было) и открыли повсюду польские, чтобы смогли белорусов ополячить. Здесь автор нарочно заблуждает читателей, умалчивая, что советская власть с целью русификации закрывала литовские и даже польские школы и везде открывала русские. Вообще о русификации этого края ни этот, ни другие похожие авторы говорить не любят. За ополячивание местных жителей Е. Ширяев бросает обвинение литовским властям, как недружественным «белорусской нации» и требует местным жителям, говорящим «по-просту» насильственным путем «восстановить» белорусскую национальность. На самой конференции подобные мысли излагались осторожней, но от этого суть их не изменилась. Они значительно шире и в более резких формах пропагандируется в некоторых белорусских газетах и журналах, в публицистических изданиях, исторической беллетристике. Хуже всего, что неслышны трезвые голоса. Эти теории вызывают особенно темные мысли, когда вышедши из театра знаменитого подскарбного ВКЛ Антона Тизенхауза, в котором происходила конференция, видишь в лучшей площади Гродна стоящего огромного бронзового Ленина и своим каноническим жестом указывающего на «светлое будущее коммунизма», а возле площади простираются улицы Маркса, Энгельса, Социализма, Советских пограничников...
       У нас осталось запрограммированное историей бдительность в отношениях с современной Польшей, но как в будущем будем жить рядом с Беларусью, остается неразгаданной тайной. Оптимистически можем мечтать о милых исторических соседях белорусах (конечно, не литвинах), создавших демократическое государство, влившихся в сообщество народов Европы. Однако если из Востока подуют ветры реставрации империи, это соседство может стать не менее горькой, чем авантюра Желиговского.


Из литовского языка перевел Томас БАРАНАУСКАС

На языке оригинала статья (Vytautas Merkys. Mūsų kaimynai baltarusiai...) печаталась в газетах:
Akiračiai (USA). 1993. Nr. 10.
Voruta. 1994 01 20–31. Nr. 4 (142), p. 1, 5.


Об авторе

Витаутас Меркис родился 5 мая 1929 г. в дер. Чивай, Купишкисского р-на (Северо-восточная Литва). В 1951 г. окончил Вильнюсский университет. В 1956–1986 гг. работал в Институте истории Литвы, с 1969 г. – доктор исторических наук (ныне – габилитированный доктор гуманитарных наук). Наиболее авторитетный специалист по истории Литвы XIX в., автор многочисленных монографических исследований.

Back Статьи     Карты Next    

 
История
Введение
Хронология
Источники
Эпоха викингов
Истоки государства
Великие князья
Общество
Введение
Социальные слои
Государственный строй
Военное искусство
Религия
Письменность и языки
Замки
Введение
Замок Ворута
История
Новости
Отчеты исследований
Статьи
Поэзия
Деревянные замки
Каменные замки
Наследие ВКЛ
Введение
Статьи
Карты
Дискуссии
 
Об авторе сайта
Биография
Контакты
 
 
 
Подпишитесь в книге гостей:
 
 
     Search 700 Million Names at Ancestry.com!